«Надо, надо умываться по утрам и вечерам!»

— Нет, ты не раскрыла тему денег в храме. Твои вопросы были поверхностными, можно было ставить острее и конкретнее: откуда у священников то, откуда это? Почему они не бедствуют и берут деньги за требы? Это позвонила моя приятельница после публикации интервью о попах на мерседесах.

По некоторым признакам я поняла: не читала, просто говорит о своем, наболевшем, увидев заголовок. Мы долго разговаривали, но договориться не могли. Она не соглашалась быть адвокатом священников в вопросе денег, я не соглашалась быть прокурором. Когда у меня не осталось логических аргументов против обвинений в моем лицемерии и лукавстве, я предложила эксперимент: давай возьму у тебя интервью – честный, нелицемерный рассказ о твоей жизни, о твоей работе, о твоих деньгах. Она резко ответила, не раздумывая: ты что? Бросит муж, перестанут уважать, уволят с работы. Нисколько не осуждаю ее: я тоже все о себе понимаю и на публичную исповедь не соглашусь, а значит, не имею права требовать от других того, чего не требую от себя. Жизнь сложна и неоднозначна не только для меня и моей приятельницы, а для всех. Если это принять, то, возможно, чистому от осуждения сердцу откроется, насколько люди лучше и чище тебя самого. Наши беседы со священником – это не обличение, это возможность спросить, подумать над ответом и сделать для себя личные выводы.

Простите за такое вступление, которое в литературе называется наоборот — лирическим отступлением. Мы возвращаемся к нашим нелитературным, жизненным вопросам, которые еще не успели задать настоятелю Свято-Богоявленского храма          г. Энергодара  протоиерею Василию Броде. Это вопросы людей о том, что их неприятно удивляет в Церкви и отталкивает от нее.

— Отче, есть пословица об одежке, по которой встречают. Первое, что поражает многих современных людей в храме – это какие-то средневековые одежды священства. Православные священники всегда одевались так, как сейчас?

— В обычной жизни священник может одеваться так же, как и все люди. Кто меня встречает в городе, видит, что я в гражданском. Но в храме все по-другому, священник не может быть одет по-мирскому: военный человек одет в форму, врач – в халате, космонавт – в скафандре. Одежда священника тоже имеет свое особое, сакральное, значение.

Из Священного Писания мы знаем, что ангелами и святыми на небесах совершается богослужение. Земное богослужение – это отблеск небесного, отображение Небесной Литургии. Поэтому и храм наполнен знаками и символами небесной реальности: свечи, кадила, иконы – это не предметы обихода, да и сами священнослужители одеты в ризы непривычные. Это говорит о том, что хотя мы и на земле, но соединены с небесной реальностью.

Во время богослужения священнослужитель изображает собой Христа, Апостола или Ангела, поэтому он должен даже одеждой подчеркивать эту высоту своего служения. Есть повседневная одежда – подрясник и ряса, они длинные по примеру длинных одежд Христа. Есть богослужебная одежда – епитрахиль, фелонь. Они бывают разных цветов: желтый – цвет славы, величия и достоинства Господа; если чтим мучеников, то надеваем красную одежду, если почитаем святых – зеленую. На груди священник носит восьмиконечный крест. В целом, ризы означают готовность вести духовную битву, как сказал об этом апостол Павел: «Облекитесь во всеоружие Божие…возьмите щит веры…и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть слово Божие» (Еф.6:17).

— Вот еще непонятное действие православных: зачем они целуют руку священнику?

— Повторюсь, что во время службы священник символизирует собой Христа. Крест в его руках представляет крест, на котором был распят Господь. Целуя руку священнику, человек просто целует руку Христа, протягивающего нам крест, то есть, руку Бога, предлагающего нам спасение. Вот и все. В остальных случаях православные просят у батюшки благословения, получают его от Господа через священника и целуют руку, но не мне, а Христу. Никто никого не заставляет это делать: если человек не чувствует духовной необходимости в этом сакральном действии, он в своей воле.

— Как и когда придумали, что мужчины в церкви должны снимать шапки, а женщины — надевать платки? Зачем это нужно?

— Мужчина, входя в любой дом, снимает головной убор в знак уважения к дому и его хозяину. Раньше в каждом доме был красный угол, где висели иконы, и все входившие крестились перед образами. Когда мужчина заходит в дом Божий, он тоже оказывает почтение Господу, обнажая голову. Это культура поведения людей: у воспитанного человека и вопроса не возникнет, он это сделает автоматически.

Что касается платков у женщин, то эта традиция идет от слов апостола Павла в его послании к коринфянам. Он говорит, что мужчине следует молиться с непокрытой головой, а женщине – с покрытой, ибо «жене глава – муж» (1 Кор.11:3), а мужчина «есть образ и слава Божия» (1 Кор. 11:7). С психологической точки зрения, платок – это знак женской скромности и верности. Внешний вид, одежда настраивают человека на определенный лад, дисциплинирует, помогает духовно настроиться на молитву. Это красиво и благочестиво. Зачем же разрушать эту традицию?

— Многие спрашивают: зачем такие сложности, и зачем бабушки в храме пристают с платками и юбками? Какая разница – в платке или без платка?

— Видите ли, если бы не было разницы, такой вопрос бы и не возникал. Если бы женщинам было легко покрыть голову, они бы это сделали без напоминаний и пререканий с бабушками. Но почему-то этот невинный платок вызывает столько недоразумений, ссор и раздражения. Вы замечали, как красивы женщины с покрытой головой: это другие лица, другие глаза, другое самоощущение. Видно, что женщина принимает себя той, кем создал ее Бог – лучшей частью человечества. Если платок становится огнем и выносить его невозможно, то надо подумать самой женщине: почему так происходит? В чем она не согласна с Создателем? Об этом можно поговорить и со священником. Неожиданно может проясниться то, чего она в себе не замечала, но именно это не давало ей ощущать радость от общения с Богом и людьми.

— Многие люди не идут в храм, опасаясь встретить в храме недостойного священника.

— В этих опасениях есть своя горькая правда. Служение священника – очень высокое служение, очень трудно быть его достойным. Помолитесь за священников, чтобы Господь дал им силы быть такими, какими их хотят видеть люди. И лучше всего – сделайте это в храме. Но то, что мы недостойны, не значит, что церковь надо обходить стороной. Святые отцы говорят: «Священство есть спасение для мира». Поэтому ничего удивительного, что тот, которому нужна погибель людей, так ненавидит и всячески порочит священников с одной целью, чтобы человек решил: в церковь не пойду. «Дьявол – отец лжи» (Ин.8:44), и его дело — лгать. А нам, получается, легче и менее хлопотно принять мысли, что мы-то за батюшек, только за хороших, а не за тех, которых Господь поставил служить. Что мы, в принципе, за веру, но не за Церковь. Так потихоньку и не заметим, что мы уже не за, а против Христа. Не дай нам этого Бог!

В больницах могут быть и не совсем благочестивые врачи, но мы все равно принимаем от них лечение, потому что они помогают выздороветь. Через любого священника, даже если вам о нем известно что-то неприятное, подается благодать Божия. Кто-то на земле должен помогать людям в их духовной жизни: принимать исповедь и отпускать грехи. Священнику дана такая власть от Бога. Ему дана духовная власть крестить людей, причащать, помазывать святым миром, венчать, соборовать больных, освящать, служить молебны, панихиды, отпевать усопших. Мы приняли эту власть и стараемся служить Господу и людям с тем усердием, на которое способны и за которое ответим перед Ним. Поэтому так важны для священников ваши молитвы о том, чтобы Господь давал нам силы и разум соответствовать вашим ожиданиям.

— И в конце беседы, как всегда, обратите свое слово к терпеливому читателю, дошедшему до последнего вопроса.

— Вспомнил, как один священник, который без конца отвечал на вопросы, зачем ходить в храм, решил систематизировать их и составил список отговорок. Назвал этот список «Десять причин, по которым я не умываюсь». Вот они:

  • Потому что меня заставляли умываться в детстве.
  • Те, кто умываются, лицемеры, потому что думают, что они чище других.
  • Не могу решить, какое мыло лучше.
  • Когда-то я умывался, но потом мне это надоело.
  • Я умываюсь только на Рождество и на Пасху.
  • Никто из моих друзей не умывается.
  • Начну умываться, когда стану старым и грязным.
  • У меня нет времени на умывание.
  • Зимой вода слишком холодная, а летом слишком теплая.
  • Не хочу, чтобы на мне зарабатывали производители мыла.

 

Это шутка, но она отражает многое. Вы еще про платки спрашивали, можно дополнить: «Потому что надо вытираться полотенцем». Каждый может просмотреть этот список, мысленно заменив слово «мыться» на слово «храм», и увидеть свою отговорку, которую он почему-то считает причиной. «Надо, надо умываться по утрам и вечерам!»- в детстве все знали эту песенку Мойдодыра, а выросли и забыли.

А если говорить серьезно, то, может быть, вы, мой дорогой читатель, еще не слышите, но Господь зовет всех. И каждого по имени. Мое слово ко всем: прислушайтесь к своему сердцу.

                     Ирина Горбатюк

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *